Москва, Серебряный пер., д. 5, офис 1
тел.: (495) 695-64-12
Нальчик, просп. Ленина, д. 29/15
тел.: 8 (8662) 42-00-20
Проблемы неосновательного обогащения в электроэнергетике

23.04.2015

Правовое регулирование в сфере электроэнергетики, осуществляемое с учетом объективно существующего монопольного положения участников рынка электроэнергетики, должно быть основано на конституционном принципе равенства и соразмерности тарифного регулирования.

Поэтому, в силу вытекающих их этого принципа требований справедливости, адекватности и пропорциональности используемых правовых средств, установление тарифа не должно:

  • приводить к экономически необоснованному обогащению одного участника рынка за счет другого;
  • препятствовать осуществлению экономической деятельности участников рынка электроэнергетики;
  • создавать дискриминационные условия для одних участников рынка по сравнению с другими.

Между тем, существующий правовой механизм компенсационных платежей приводит к неосновательному обогащению как с точки зрения основополагающих принципов права, так и с точки зрения функционирования рыночной экономики и нарушает базовые нормы права, закрепленные Конституцией Российской Федерации. Остановимся подробнее на основных проблемах, возникших в делах наших партнеров, которые вели юристы нашей Коллегии (А05-7141/2014, А56-30056/2013).

Поскольку технологический процесс передачи электроэнергии предполагает, что в процессе передачи возникнут так называемые технологические потери, то сбытовая организация должна поставить электроэнергии больше, чтобы конечный потребитель получил необходимое количество электроэнергии. В составе тарифа, определяющего стоимость услуг сетевой организации, учитываются ставки на содержание электрических сетей и на оплату технологического расхода (потерь) электроэнергии. Доходы сетевой организации по ставке на оплату технологического расхода (потерь) электрической энергии имеют строго целевое назначение – на последующую покупку потерь электрической энергии у гарантирующего поставщика.

Для того, чтобы у сетевой организации сформировался источник для компенсации указанных потерь электроэнергии, в состав тарифа на услуги по передаче сетевой организации закладывается определенная необходимая для этого сумма, которая выплачивается сбытовой организацией. В конце отчетного периода сетевая организация перечисляет сбытовой организации данные денежные средства в оплату компенсации за потери в своих сетях.

При формировании тарифов регулирующие органы обеспечивают баланс между доходами сетевой организации по ставке на потери и расходами на покупку потерь электрической энергии. Законодательством в сфере тарифного регулирования предусмотрено обязательное равенство сумм компенсации потерь, выплачиваемой сбытовой организацией на основании тарифа в связи с будущими потерями электроэнергии в сетях сетевой организации (нормативные потери по заранее установленному тарифу), и стоимости фактически понесенных потерь, которую в итоге сетевая организации компенсирует сбытовой. При этом если нормативные потери, учтенные при установлении его тарифов, превышают фактические, то возникает разница между этими суммами, что влечет за собой споры о природе этой разницы и ее принадлежности.

Представляется обоснованным трактовать в качестве неосновательного обогащения разницу между полученной сетевой организацией суммой нормативных потерь по заранее установленному тарифу, и выплаченной ей суммой компенсации по свободной нерегулируемой тарифом цене фактически понесенных потерь.

В настоящее время сложилась судебная практика, в соответствии с которой  при квалификации возникшей ситуации, суды исходят из того, что излишняя прибыль сетевой организации не является неосновательным обогащением ввиду наличия правового основания, а именно наличия тарифа, который не был в установленном порядке оспорен и признан недействующим. Применяя п. 2 ст. 1102 ГК РФ суды указывают, что достаточным основанием приобретения (сбережения) имущества является только правовое основание, под которым понимаются соответствующие правопорождающие юридические факты (правовой акт или сделка). При этом вопрос экономического обоснования обогащения не принимается во внимание.

Любое приобретение имущества в сфере гражданского оборота, помимо правового основания, должно иметь экономическое обоснование. В сфере гражданского оборота обогащение, имеющее только формально-юридическое основание в виде правопорождающего факта либо правового акта, но в то же время являющееся экономически необоснованным, недопустимо признавать основательным. Это порождает слишком высокие риски нарушения баланса интересов участников гражданского оборота и нарушения их прав и законных интересов.

Сетевые организации в рассматриваемом нами случае необоснованно превышают допустимые пределы увеличения своего имущества из суммы платы за услуги по передаче электроэнергии за счет сбытовых организаций, то есть неосновательно обогащаются в экономическом смысле.

Кроме того, суды зачастую отказывают в признании права сбытовой организации на данные денежные средства. Обоснованием такого отказа выступает взгляд на сбытовую организацию как на представителя конечного потребителя, который осуществляет передачу денежных средств конечных потребителей сетевой организации.

Законодатель указывает, что оказание услуг по передаче электроэнергии является обязательством сбытовой организацией перед потребителями, и не устанавливается какая-либо связь (представительства, посредничества) между сетевой организацией и конечными потребителями. Исходя из нормативно-правовых актов, регулирующих сферу энергоснабжения, сбытовая организация является потребителем услуг сетевой организации и лицом, которое обязано оказать услуги по передаче электрической энергии (гарантирующим поставщиком). Сбытовая организация действует в обороте розничного рынка купли-продажи электроэнергии от своего имени, является непосредственно обязанным лицом и стороной сделки. 

Сбытовая организация в сложившихся договорных моделях энергоснабжения не может являться представителем своих потребителей (конечных потребителей) и не действует за их счет, в отношениях передачи им электрической энергии, поэтому источник денежных средств, которыми истец оплачивал оказанные ответчиком услуги потребителям гарантирующего поставщика, не имеет правового значения.

Стоит отметить, сбытовая организация обязана оплачивать услуги сетевой организации, оказанные ее потребителям вне зависимости от оплаты услуги по передаче электрической энергии конечными потребителями. В такой ситуации нет правовых оснований утверждать, что денежные средства, предназначенные для оплаты технологических потерь, принадлежат конечным потребителям.

Изложенная выше проблематика, сложившаяся судебная практика, пробелы правового регулирования побудили нас к обращению с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации. Кроме того, юристами нашей Коллегии рассматриваются перспективы вынесения отдельных аспектов на уровень европейской юрисдикции — в Европейский суд по правам человека.

Новости и публикации
Наши партнеры