Москва, Серебряный пер., д. 5, офис 1
тел.: (495) 695-64-12
Нальчик, просп. Ленина, д. 29/15
тел.: 8 (8662) 42-00-20
Отказ в экстрадиции фигуранта дела "Тольяттиазота": рейдерство, коррупция, условия в СИЗО

27.03.2017

Помимо прецедентного решения на репутацию СИЗО №5 в глазах британских судей может существенно повлиять недавнее происшествие. В ночь на субботу, 18 марта, в туалете изолятора было обнаружено тело содержащегося там исполнительного директора корпорации "Роскосмос" Владимира Евдокимова с несколькими ножевыми ранениями в области шеи и грудной клетки. Подозреваемых пока нет, по делу проводится проверка (см. Исполнительный директор "Роскосмоса" найден мертвым в столичном изоляторе "Водники").

В декабре 2016 года Магистратский суд Вестминстера принял решение об отказе в выдаче РФ Евгения Королева - одного из фигурантов дела "Тольяттиазота". Судья Эмма Арбутнот не увидела в деле политической подоплеки, но усмотрела возможность рейдерской атаки на компанию и усомнилась в справедливости российского правосудия. Юристы же назвали ее решение "прецедентным", поскольку благодаря ему защита вновь может использовать весомый довод о несовершенстве тюрем в РФ в экстрадиционных делах.

В конце 2012 года в отношении экс-руководителя предприятия Владимира Махлая, его сына Сергея, который в 2011-м возглавил совет директоров, гендиректора ТоАЗа Евгения Королева и двух швейцарских партнеров владельцев предприятия – руководителя Ameropa AG Андреаса Циви и главы Nitrochem Distribution AG (дочерней структуры компании Циви) Беата Рупрехта - было возбуждено дело по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). Следствие считает, что в 2008-2011 годах менеджеры "Тольяттиазота" продавали Nitrochem Distribution аммиак по заниженным ценам, потом посредник перепродавал его по рыночной цене, а разницу в 20% подельники делили между собой. Общий ущерб оценивается в $3 млрд. Дмитрий Мазепин, владелец компании "Уралхим" (миноритарный акционер ТоАЗ, владеющий около 10% акций) считает, что потерял из-за мошеннических действий руководства завода $550 млн. (см. На руководителей "Тольяттиазота" возбуждено дело за ущерб миноритариям в $550 млн).

Справка

Евгений Королев работал в ТоАЗ с 1994 года, занимая различные управленческие должности. В 2003-м стал советником президента компании, в ноябре 2009 года занял кресло вице-президента, а в апреле 2011-го - генерального директора компании. В апреле 2013 года СУ СКР по Самарской области объявило Королева, который по примеру коллег эмигрировал в Лондон, в международный розыск (см. Гендиректору "Тольяттиазота" предъявлено обвинение в мошенничестве на $550 млн). В январе 2014 года ему, в рамках все того же уголовного дела, предъявлены обвинения по ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями). По версии следствия, в 2010 году Королев заключил с ООО "ТОМЕТ" заведомо невыгодный договор купли-продажи производства метанола с земельным участком. При этом разница между ценой производства, указанной в договоре, и рыночной стоимостью составила не менее 450 млн. руб., а по земельному участку-  не менее 13 млн. руб. (см. Возбуждено еще одно дело на гендиректора "Тольяттиазота", лишившего акционеров $550 млн).

Экстрадиция: нет "политическим процессам"

Еще в 2008-2009 годах РФ пыталась экстрадировать из Лондона Махлая и Макарова, но попытка успехом не увенчалась. В прошлом году аналогичный запрос был направлен в отношении Королева. Слушания по делу проходили в Магистратском суде Вестминстера в сентябре-октябре 2016 года, решение об отказе (полный тест имеется в распоряжении редакции - прим. ред.) старший окружной судья (главный магистрат) Эмма Арбутнот приняла 8 декабря прошлого года.

В своем решении она постоянно делает отсылки к решению старшего окружного судьи и главного магистрата Тимоти Воркмана, который в 2009 году не выдал в РФ Махлая и Макарова, находя между двумя делами явственные параллели. Защита Королева, адвокаты Хьюго Кит и Бен Уотсон оперировали теми же доводами, что и их предшественники: преследование их подзащитного ведется по политическим мотивам и якобы "инициировано" миноритарным акционером Мазепиным. А значит, справедливого суда ждать не придется. Питер Колдуэлл, представляющий интересы РФ, говорил о том, что в отличие от процесса по делу об экстрадиции Махлая и Макарова, государственный интерес в деле не прослеживается. Нет доказательств и того, что уголовное дело - заказное.

И судья Воркман, и судья Арбутнот приводят в своих решениях показания профессора Ричарда Саква - известного британского политолога, профессора факультета политологии и международных отношений Кентского университета, специалиста по изучению политических процессов в России. Профессор Саква считает, что предъявленные акционерам и менеджменту ТоАЗа обвинения были просто прикрытием для получения контроля над компанией и имели под собой политическую подоплеку. Политолог позволяет себе считать, что судебная система в РФ подчинена политическим властям. И, если затрагиваются коммерческие или политические интересы государства, подрывается независимость судов и верховенство закона. Ключевым элементом политизированной экономики, "допускающим рейдерские захваты представителями спецслужб в сговоре с подверженными их влиянию судьями и коррумпированными должностными лицами", являются силовые ведомства. 

В качестве доказательства он привел показания зампреда Высшего арбитражного суда в отставке Елены Валявиной, которые она дала в Дорогомиловском суде Москвы в мае 2008 года по делу о защите чести и достоинства чиновника администрации президента Валерия Боева. Валявина на судебном заседании подтвердила, что Боев обращался к ней с указаниями по поводу корпоративного конфликта в ОАО "Тольяттиазот" (см. "Судья заявляет о давлении со стороны Кремля").

"В самом начале моей деятельности осенью 2005 года от председателя судебного состава я получила дело со словами, что судьи его не хотят рассматривать, опасаются осложнений, – рассказала она суду. – Оно было связано с акциями ОАО "Тольяттиазот". Я приняла дело к производству. Мною было вынесено определение о приостановлении обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общее собрание акционеров, что полностью соответствовало закону и практике ВАС. Затем я вынесла еще одно определение об истребовании дела. И практически сразу после этого мне позвонил Боев Валерий Иванович и пришел на прием. Я, естественно, думала, что это связано с кадровыми вопросами. Но он говорил о государственных интересах: о том, что я, видимо, неоднозначно правильно их понимаю. Когда речь зашла о конкретном деле, я ему напомнила, что я судья по этому делу и что он не вправе давать мне какие-либо указания. Но он просил меня отменить мои определения по данному делу. <…> Он сказал: "Елена Юрьевна, вам же еще переназначаться нужно!" Заместители председателя назначаются на шесть лет и вправе работать два срока подряд. Мне было сказано прямо, что если я буду назначаться на следующий срок, то у меня возникнут проблемы. Тогда я ему сказала, что могу работать просто рядовым судьей".

Кроме того, Саква указал, что РФ находится на 119 месте в Индексе восприятия коррупции и напомнил о деле ЮКОСа, охарактеризовав его как захват, осуществленный государством. 

Дмитрий Гололобов, приглашенный профессор университета Вестминстера, экс-глава правового управления НК "ЮКОС" и "ЮКОС-Москва", говорит, что дело ТоАЗ представляет собой уже ставший классическим пример уголовного дела о трансферном ценообразовании (в данном случае квалифицированном как мошенничество) и, действительно, весьма сходным с делом ЮКОСа. Впрочем, как и в деле ЮКОСа, в выводах следствия видны существенные провалы и недоработки, что активно использовалось противной стороной. Следователи всегда работают «для внутреннего потребления», а не для западных судов и поэтому их выводы плохо смотрятся в любом суде, кроме российского, когда они защищаются прокуратурой и поддерживаются самим судом", - говорит эксперт.

Судья Воркман в 2009 году увидел в деле Махлая/Макарова политическую подоплеку, указав, что разбирательство было "начато с целью осуждения или наказания обвиняемых за их политические взгляды". А вот судья Арбутнот, наоборот, засомневалась том, что дело в отношении Королева - "политическое", поскольку "политические взгляды г-на Королева не очевидны, и он всегда играл не политическую роль, а важную роль в бизнесе и, очевидно, очень серьезном бизнесе в Российской Федерации". Кроме того, по ее мнению, отсутствуют доказательства связи Мазепина с властными структурами. Профессор Саква указывал, что миноритарий известен своей лояльностью к государству, а также непродолжительное время был региональным депутатом и занимал пост зампредседателя Российского фонда федерального имущества, что намекает на "некоторую близость к политическим силам". Арбутнот однако посчитала, что этих доказательств - недостаточно, чтобы признать запрос об экстрадиции политизированным.

Вместе с тем, она соглашается с доводами эксперта о зависимости судей от власти и предположением о том, что "размер компании и ее доминирующее положение на рынке обусловливает потенциальную политическую заинтересованность в результате уголовного преследования". Арбутнот пишет, что в деле есть бесспорные доказательства того, что Королев "является пешкой в битве компаний", а при его экстрадиции в РФ существует реальный риск "несправедливого суда" над обвиняемым.

Было ли рейдерство?

Судья Эмма Арбутнот пишет: "Я не сомневаюсь, что, как и г-н Вексельберг, г-н Мазепин является рейдером". Также она указывает, что приняла показания профессора Саква, согласно которым "попытки захвата компании, предпринимаемые г-ном Мазепиным, практически полностью повторяют ранее осуществлявшиеся рейдерские действия" с целью захвата успешного предприятия: различные попытки давления на мажоритарных акционеров, чтобы заставить их продать принадлежащие им акции ТоАЗ.

Так по мнению судьи, было сфальсифицировано дело в отношении юристов "Тольяттиазота". В начале 2012 года миноритарий пытался привлечь руководство и юристов предприятия к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 185.4 УК РФ (воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг). Он обвинял оппонентов в том, что те не предоставили по запросу реестр акционеров компании, из-за чего сорвалась сделка на $230 млн по продаже его доли "Тольяттиазота" оффшору Belport Investment Ltd. (см. Корпоративный конфликт обогатился уголовным делом по статье за сокрытие документов). Позже дело прекратили, поскольку выяснилось, что все необходимые документы "Тольяттиазот" Мазепину предоставил. "Этот иск, поданный в суд, представлял собой манипуляцию судебной системой", - отмечает судья.

Кроме того, Арбутнот считает, что в России уголовное судопроизводство, дает преимущество стороне обвинения, поскольку доказательства защиты, важные для исхода дела, имеют иной статус. "У меня не возникает ощущения, что суды будут защищать ТоАЗ от недобросовестных захватчиков, к которым относится г-н Мазепин", - написала судья.

Арбутнот также отметила слабую доказательную базу по делу. Так, отвечая на вопросы своих адвокатов, Королев пояснил, что с 2009 года не подписывал договоров о продаже продукции. Решение о снижении цен, по словам обвиняемого, принималось группой ценообразования, членом которой он не являлся. Также экс-гендиректор рассказал, что "скидки" на аммиак делались для постоянных оптовиков, готовых приобрести большую партию товара (не только для Nitrochem). Это было необходимо для непрерывности производства и стабильного сбыта продукции. Судья считает, что в деле нет и доказательств того, что Королев получал прибыль от предполагаемых махинаций с тарифами.

Усомнилась она лишь в словах Королева о том, в октябре 2013 года он по-прежнему находился в рабочей (заграничной) командировке, начавшейся в феврале того же года, а не скрывался от следствия.

Оценивая решение, Дмитрий Гололобов указал, что существенное влияние на исход дела оказали личность Мазепина, который широко описывается в публичных источниках, как активный рейдер и ошибки следствия в назначении экспертиз и формулировке обвинения (в частности, указание на то, что были похищены 3 миллиарда долларов, что явно противоречит логике, на что указала и судья Арбутнот). "Из-за отсутствия живых экспертов и свидетелей и существенных пробелах в аргументах, совершенной неспособностью «работать» с темой рейдерства, судьба дела была изначально предрешена", - комментирует Гололобов.

Новый "старый" аргумент

Еще одним доводом Кита и Уотсона против экстрадиции Королева было то, что она противоречит ст. 3 (запрет пыток) и ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции, поскольку их подзащитный после возвращения в Россию, скорее всего, будет помещен в СИЗО №5 "Водник" города Москвы, условия содержания в котором нельзя назвать удовлетворительными.

Колдуэлл напомнил, что в декабре 2014 года делегация британских правозащитников, возглавляемая профессором Морганом, иследовала условия содержания в российских тюрьмах, в том числе, в СИЗО №5, и нашла их приемлемыми. В мае 2015 года судья Говард Риддл, который рассматривал просьбу о выдаче в Россию гражданина Украины Игоря Кононко (обвинялся в мошенничестве и подлоге по делу казахстанского банка БТА) отказал в экстрадиции, но принял обязательства России относительно условий содержания в местах лишения свободы, отмечает Financial Times. В частности, в решении Риддла было указано, что условия содержания в местах лишения свободы в России все еще "всерьез проблематичные", но "были предприняты усилия для их улучшения".

Однако адвокаты Королева настаивали на том, что Моргана умышленно ввели в заблуждение. Косвенно информацию о плохих условиях содержания подтверждали доказательства, представленные РФ. Так, по данным на 12 марта 2016 года в СИЗО "Водник" содержалось 1449 лиц при вместимости в 959 человек, то есть, переполненность составила порядка 151%. Судья Арбутнот сделала вывод, что во время визита профессора Моргана его действительно ввели в заблуждение, поскольку перевели часть заключенных в другое место. Фактически же изолятор переполнен, заключенные находятся в камерах по 23 часа в сутки. "Я считаю, что в случае помещения в СИЗО № 5 имеются достаточные основания полагать, что [Королев] столкнется с реальным риском бесчеловечного и унижающего обращения", - написала она.

Руслан Коблев, управляющий партнер АБ "Коблев и партнеры" говорит, что до 2015 года возможное нарушение ст. 3 ЕКЧП было вторым "непременным" основанием для отказа в экстрадиции. Однако после положительного заключения профессора Моргана и прецедентного решения по делу Кононко, ситуация ненадолго изменилась. "В этой связи, решение Магистратского суда Вестминстера по делу Евгения Королева также можно считать прецедентным, поскольку в нем делается заключение о том, что профессор Морган был введен в заблуждение российскими властями при исследовании им условий содержаний в СИЗО № 5 в декабре 2014 года. На основании этого решения английские суды фактически вернулись к обоим основаниям отказа в экстрадиции", - считает Коблев.

Помимо прецедентного решения на репутацию СИЗО №5 в глазах британских судей может существенно повлиять недавнее происшествие. В ночь на субботу, 18 марта, в туалете изолятора было обнаружено тело содержащегося там исполнительного директора корпорации "Роскосмос" Владимира Евдокимова с несколькими ножевыми ранениями в области шеи и грудной клетки. Подозреваемых пока нет, по делу проводится проверка (см. Исполнительный директор "Роскосмоса" найден мертвым в столичном изоляторе "Водники").

Мнение экспертов

Вместе с тем, эксперты отмечают, что решение судьи Арбутнот - не выдающееся. По мнению Дмитрия Гололобова, оно "выглядит как множество предшествующих решений об отказе в экстрадиции по экономическим преступлениям в Россию, принятыми за истекшее десятилетие английскими судами".

Коблев с ним согласен: защита в деле использовала те же аргументы, что и обычно: сомнения в беспристрастности российского суда, с учетом возможной политической мотивированности обвинения и давления на суд со стороны власти или правоохранительных органов, а также плохие условия содержания в местах заключения под стражу.

Гололобов указывает на "довольно стандартный состав экспертов": господа Саква, Гладышев плюс ранее (в предыдущем деле) профессор Боуринг, а также несколько российских адвокатов. "Все они из года в год рисуют английским судам стандартную картину ужасного (до скрежета зубов) состояния законности и правоохранительной системы в РФ, что подтверждается разными публичными расследовании и публикациями экспертов. Поскольку отнюдь не все дела можно обоснованно рассматривать как "политические", то весьма активно используется аргумент «поощряемого государством рейдерства», как и в настоящем деле. В первом деле в качестве "государственного рейдера" успешно фигурировал Вексельберг, во втором – Мазепин", - рассказывает он.

Вместе с тем, в деле хорошо отработала защита Королева, которая использовала известные проблемы с независимостью судов, увольнениями и заявлениями судей в делах ТОАЗ и иных, публично известных делах, а также весьма избитый аргумент о зависимости российского правосудия. Дополнительной линией защиты была борьба с известным заключением профессора Моргана о том, что российские СИЗО не так уж ужасны, что тоже является весьма традиционным. Впрочем, адвокатам, по мнению Гололобова, пришлось пережить и несколько неприятных моментов. Таких, как признание отсутствия в деле политических мотивов, а также обоснованности решения суда о заочном заключении Королева под стражу.

"В целом, в существующих политических условиях и при сложившейся судебной практике, результаты подобных (рейдерских) экстрадиционных дел вряд ли изменятся в обозримом будущем, если только РФ не начнет предпринимать в этом направлении какие-то экстраординарные юридические усилия, что представляется сомнительным, с учётом того, что компании так и так захвачены, а экстрадиция обвиняемых – дело десятое и, в общем, никому особо не нужное", - резюмирует Гололобов.

История с ТоАЗ: как конфликты с миноритариями привели к уголовным делам

Тольяттинский азотный завод (ТоАЗ), построенный с помощью американской компании Occidental Petroleum, был введен в эксплуатацию в 1979 году. Через шесть лет его возглавил Владимир Махлай. В 1992 году предприятие было акционировано и стало ОАО "Тольяттиазот". На сегодняшний день это - крупнейший в РФ производитель и экспортер аммиака (занимает около 20% российского рынка и 11% мирового). Объем производства аммиака в 2016 году оценивается примерно в 3 млн тонн.

По данным "Коммерсанта", к 2004 году акции предприятия распределились так: К 2004 году, по данным «Коммерсанта», Махлай, возглавивший совет директоров, располагал 11,78% акций и еще около 64% он контролировал через зарегистрированные в Швейцарии компании. Остальными владели сотрудники и менеджмент предприятия. Как пишет Forbes, Махлай запрещал подчиненным продавать акции в "чужие руки", но это все равно происходило.

В 2005 году долю в 7,5% у двух банков выкупила компания Synttech Group, контролируемая "Реновой" Виктора Вексельберга. Махлай тогда встретил новых партнеров в штыки, всячески отбиваясь от попыток "недружественного поглощения". На фоне конфликта акционеров юыло возбуждено первое "дело "Тольяттиазота". Махлая и управляющего компании Александра Макарова подозревали в уклонении от уплаты налогов в 2002-2004 годах (ч. 2 ст. 199 УК). Следствие считало, что руководство предприятия через Nitrochem Distribution AG (продавец продукции ТоАЗа на мировом рынке) продавало аммиак по заниженным на 20% ценам. В результате доход "Тольяттиазота" был занижен более, чем на 1,2 млрд руб., а казна недополучила около 280 млн руб. налогов, позже было возбуждено дело и о недоплате порядка 346,1 млн руб. налогов за 2005 год. В декабре 2005 года Махлай и Макаров были объявлены в розыск, оба выехали за границу, обосновавшись в Лондоне, откуда председатель правления до 2011 года продолжал руководить предприятием дистанционно.

В 2008-2009 годах РФ пыталась экстрадировать Махлая и Макарова, сначала по обвинению в мошенничестве и отмывании денег, потом - за неуплату налогов, однако Великобритания выдавать топ-менеджеров отказалась (подробности ниже - прим. ред.) К апрелю 2010 года оба уголовных дела в их отношении были прекращены (см. Дело "Тольяттиазота": СК при МВД простил беглого олигарха).

Однако еще в 2008 году Synttech Group продала свою долю акций компании "Уралхим" Дмитрия Мазепина, и тот начал наращивать свою долю в предприятии, доведя ее до 9,74%, что обошлось ему примерно в $300 млн. Миноритарий начал требовать предоставления отчетности и доступа к списку акционеров, ТоАЗ отказывался ее предоставлять, ссылаясь на то, что не хочет "раскрываться перед рейдерами". Отчетность за 2008 год компания опубликовала лишь в июне 2009-го. К этому времени Мазепин подал в АС Самарской области уже 17 исков с требованием дать ему доступ к данным. "Затушить" корпоративный конфликт не удалось.

https://pravo.ru/review/view/139143/


Новости и публикации
Наши партнеры